Новости

Буллинг, аутинг, опека: что делать с главными страхами ЛГБТК+ родителей

1 Сентября 2022

В преддверии школьного года поговорили с психологом, юристом и педагогом о том, как создать правила «семейной безопасности», чем поможет комьюнити ЛГБТК+ родителей и что делать, если к вам пришла опека.  

«Пугает период, когда ребенок начнет активно говорить»

 
Марии 44 года, вместе с женой она воспитывает двухлетнего сына. Сейчас семья живет в Турции, но осенью возвращается в Россию. «Это приводит меня в состояние паники, — рассказывает Мария. — Наш сын называет мамами нас обеих и мы хотим, чтобы так было и впредь. Но я совершенно не понимаю, как себя вести, когда ему начнут говорить, что так не бывает. Я боюсь буллинга со стороны других детей, я боюсь неадекватных родителей, боюсь воспитателей, которым непонятно, что говорить, потому что они в детском саду — власть. Но самое страшное для меня: чтобы наш сын выжил в России, нам придется научить его врать и драться — две вещи, которым я бы никогда не хотела учить своего ребёнка».

Один из первых родительских страхов — это аутинг. В этом случае о квир-семье без разрешения становится известно третьим лицам. Аутинг может быть как преднамеренным, так и случайным: родители боятся, что ребенок может «проболтаться» в саду или в школе.

Анастасия, психологиня «Выхода», рассказывает, как этого избежать.

«В каждой семье существуют правила безопасности: „не суй пальцы в розетку“, „не подходи к дяденькам с конфеткой“ и прочее. В ЛГБТК+ семье такие правила могут определять, что можно, а что нельзя говорить о родителях посторонним людям. Объясните ребенку, почему важно держать эту информацию в секрете. Если ребенок совсем маленький, превратите это в „игру в шпионов“, разыграйте ситуации, в которых вы задаете вопросы от лица третьего человека, а ребенок потренируется на них отвечать. Если ребенок постарше, имеет смысл объяснить, как легенда о вашей семье вас защищает».

Важно помнить, что ребенок познает нашу реальность не только через послушание, — когда действительно не сует пальцы в розетку, — но и через протест. Особенно, если это ребенок младшего школьного возраста. Если вы попросите не пить чернила из ручки, на раз-другой это сработает, а на третий раз ребенок попробует нарушить запрет. В этой ситуации важно помнить, что он действует так, не потому что злодей или глупый и не понимает последствий, а потому что это — способ познавать мир.

Что произойдет, если в школе станет известно об ЛГБТК+ идентичности родителей, рассказывает Владимир, педагог государственной школы с 10-летним стажем.

«Сейчас в школах нет локальных нормативных актов, которые бы предписывали, что делать, если у ребенка обнаруживаются ЛГБТК+ родители. Думаю, все ситуации будут развиваться индивидуально. Точно скажу, что аутинг — это неприятная тема для любого государственного учреждения, и ее всеми силами будут пытаться замять. Школа не будет проводить никакого расследования, если не возникнет общественный резонанс. Именно общественного обсуждения, недовольных родителей боятся все директора. Если ситуация будет развиваться так, то могут подключиться социальные службы, социальные педагоги в школе. Однако подобных ситуаций на моей памяти не было».

Вот как ситуацию комментирует юридическая служба «Выхода»:

«Самостоятельно регулировать эту ситуацию школа не будет, однако может обратиться с заявлением в органы опеки. Написать заявление может как кто-то из педагогического состава, так и из родителей школьников. После этого опека сама будет принимать решение, проводить проверку или нет. Первыми обычно смотрят социальные сети, поэтому важно не иметь в них ЛГБТК+ символики и другого, что может быть расценено как пропаганда».

 

Как жить ЛГБТК+ семье в России?
Подробный FAQ о заключении брака, оформлении имущества и родительских правах.

1024х576 (2).png
Фото: Dean Mitchell
 

«Я учу ребенка защищаться»

 
Алле 44 года, вместе с девушкой она воспитывает пятилетнюю дочку Антонину, которая ходит в садик. «Надеюсь, когда ребенок пойдет в школу, мы уже не будем жить на территории России, — делится Лидия. — Боюсь буллинга. Я сама прошла через него в школе, меня дразнили из-за очков, роста, из-за веса, — я знаю, как это тяжело. При этом дети могут дразнить другого ребенка вне зависимости от того, с кем он живет. Я учу ребенка защищаться, отвечать на обиды, драться. Да, она может дать сдачи уже сейчас, хотя пока мы не столкнулись ни с чем таким».

Анастасия, психологиня «Выхода», отвечает на вопрос о буллинге:

«Если такое случилось, школу надо менять. Важно донести ребенку, что с ним все в порядке, что буллинг не делает его плохим или „не таким“. Поддержите его, если возможно, проработайте эту ситуацию с психологом и поменяйте окружение.

Полезно будет выяснить причину буллинга: как произошло, что о родителях ребенка узнали в школе. Если произошла „утечка“ информации, не обвиняйте ребенка, но поговорите еще раз о правилах безопасности.

Облегчить ситуацию поможет окружение детей из других ЛГБТК+ семей. Так у ребенка не только со слов родителей будет создаваться впечатление, что квир-семья — это нормально. Когда ребенок растет в обществе, где все семьи гетеросексуальные, а он живет в другой, рано или поздно человек может задаться вопросом, действительно ли так и должно быть. Важно, чтобы идею нормальности подтверждали не только родители. Особенно в школьном возрасте, потому что ведущая деятельность у школьника — это социальные связи. В это время человек не ориентируется на то, что ему говорят родители, а наоборот начинает проверять эту информацию».

 

Программа «Радужные семьи» объединяет и поддерживает русскоговорящих квир-родителей. К нашему сообществу можно присоединиться онлайн: достаточно заполнить анкету на сайте.

1024х576 (1).png
Фото: RODNAE Productions
 

 «Настучат куда следует»

 
Нине 34 года, ее трехлетний сын ходит в государственный сад. Вместе с девушкой они придумали легенду о своих отношениях, которую сложно проверить постороннему человеку, — и используют ее во всех государственных учреждениях.

«Одну историю проще запомнить, нет расхождений при пересечении разных кругов: детские площадки, поликлиника, сад, спортивная секция. Нам очень помогли давние посты в тематических сообществах „Живого журнала“, где рассказали, что забирать из сада и кружков может кто угодно при договоренности с организацией (заявление, копия паспорта), и что участие разных взрослых в жизни ребенка — это нормально. Сейчас все это подтверждается, никого не удивляют две женщины с ребенком. Мы подруги, сестры, мать и няня, пару раз даже называли мамой и бабушкой. Главное в ежедневных делах — уверенность в том, что все так и должно быть. У ребенка нет отца, ну и хорошо, есть тети, дяди, бабушки и дедушки, крестная мама, подруги и друзья мамы — окружающие верят тому, что им рассказать».

Однако больше всего Нина боится, что другие взрослые обратят внимание на семью и «в гражданском порыве настучат, куда следует».

Вот, что говорит об этом юрист ЛГБТК+ группы «Выход»:

«Развитие ситуации зависит от того, кем вы с ребенком приходитесь друг другу. Если вы биологический родитель, то тем, кто жалуется в социальные службы, придется доказать, что вы наносите вред здоровью, психологическому и нравственному развитию ребенка. Сделать это довольно сложно: нужно доказать, что родитель, например, регулярно пьет, оставляет ребенка одного, бьет его или не обеспечивает надлежащих бытовых условий. Рекомендация ЛГБТК+ родителям в России — не создавать условий для таких жалоб.
 
 Если же к вам все-таки пришли представители органов опеки, не паникуйте, попросите их представиться и показать основания для визита. Пригласите в качестве свидетелей соседей или родственников, если у вас дружеские отношения. Снимите происходящее на камеру, не подписывайте никаких бумаг и обратитесь за юридической поддержкой в правозащитные организации.

Если же вы приемный родитель или опекун, то тогда визиты органов опеки будут регулярными и ожидаемыми. Подробнее о том, как проходят такие проверки, мы описывали в брошюре „ЛГБТ*-родительство“».


В любом из этих двух случаев помните, что пока в России не признаны однополые браки или гражданские партнёрства, быть открытыми с органами опеки и попечительства не стоит.

 
«Выход» работает для того, чтобы ЛГБТК+ семьям в России жилось комфортнее. Присоединяйтесь к нашей программе «Радужные семьи», скачивайте литературу для родителей и обращайтесь за консультациями к психологам и юристам.

1024х576 (3).png
Фото: Crystal Sing
 

Возврат к списку

Logo

Вам уже исполнилось 18 лет?