Новости

Что почитать: 13 любимых квир-книг активист_ок и журналист_ок

28 Июля 2022

Мы попросили интересных людей из сферы активизма и журналистики рассказать, какие квир-книги вызывают у них отклик в сердце. Получилась разнообразная подборка из романов, комиксов, научпопа и философских работ. Такого списка на лето в школе у вас точно не было!


Антон Данилов
журналист, редактор Wonderzine

4.png

Поль Б. Пресьядо, «Квартира на Уране: хроники перехода»

Поль Беатрис Пресьядо — куратор и философ, а «Квартира на Уране: хроники перехода» — это сборник его колонок, опубликованных в газете Libération с 2013 по 2018 год. Пресьядо рассуждает о том, как можно перестроить общество и социальные отношения, чтобы уйти от бинарных оппозиций, правой диктатуры патриархальной и гетеросексистской власти, привычного понимания концепций разных идентичностей, сексуальной и гендерной. «Квартира на Уране: Хроники перехода» — это очень резолютивные и однозначные тексты; при этом все эссе, хоть и написаны одним человеком, дают голос очень многим людям — левым негетеросексуальным и нецисгендерным противникам и противницам существующего миропорядка.


2_3.png


Алекс Пилчер, «Краткая энциклопедия квир-искусства»

Небольшой альбом, прочитать который можно за один раз: мне хватило двух поездок на электричке по 45 минут каждая. Пилчер собирает и анализирует разные предметы искусства, каждый из которых может быть истрактован через определение «квир». В книге много упрощений, иногда в своих предположениях автор опирается на стереотипные представления о гендере и сексуальности, некоторые сферы искусства (например, перформанс) в ней не вообще не представлены. Но альбом все равно очень интересный — особенно в тех описаниях, где квир-составляющая картины может быть совсем не очевидной.

2_2.png


Микита Франко, «Дни нашей жизни»

В своей рецензии на «Медузе» Галина Юзефович так отозвалась об этой книге: «Вопреки всем догадкам и жгучим подозрениям, жизнь ребенка в счастливой и гармоничной гомосексуальной семье по-хорошему скучна, обыденна и разочаровывающе нормальна». Не могу сказать, какую «клубничку» Галина думала там увидеть, но хочу зафиксировать факт: на одном из самых популярных сайтов России в июне 2020 года вышла рецензия очень известной книжной критикессы на русскоязычный роман о взрослении ребенка в семье двух геев. Я не могу записать себя в поклонники этой книги на 100 процентов, тем более что повествование в «Днях нашей жизни» иногда гомофобно. Но, может быть, это тоже часть репрезентации ЛГБТК-людей? Никто не рождается с прививкой от разных фобий, и эта мысль — хорошая отправная точка для дискуссии. Зафиксирую в конце ещё кое-что: издавать на русском языке гейлит — храбрость и активизм сами по себе, что в последние годы невозможно не замечать (и невозможно этим не восхищаться).

2.png


Ева-Лилит Цветкова
небинарный человек, эндокринолог, медицинская журналистка, авторка канала «Эндоновости»

2.png

Салли Хайнс, «Может ли гендер меняться?»

Очень простая книга о патриархате, сексизме и цисгетероцентризме, что-то типа букваря, энциклопедии для начинающих. Но неплохо резюмирует современные представления и концепции. Она подходит для знакомства с темой, например, родителей — чтобы создать базовое представление, почву для взаимопонимания и стать стартом для более глубокого изучения, если такое желание и потребность возникнут. Есть недочеты в русскоязычном переводе: в отношении интерсекс людей и трансгендерных людей использована не самая корректная лексика. Надеюсь, при переиздании это исправят. В оригинале такого нет.

2_6.png


Лив Стрёмквист, «Плод познания»

Гениальная шведская комиксистка специализируется на превращении данных социологических исследований в смешные, немного провокационные (с точки зрения консерваторов) рисунки. Если вы хотите понять, какие социально-экономические явления стоят за табуированностью женского* тела, откуда возникла интимная пластическая хирургия и почему в рекламе прокладок демонстрируют «голубую водичку» вместо хотя бы красной — вам к Лив Стрёмквист. Помимо прочего она высказывалась в поддержку российской фем- и ЛГБТ-активистки Юлии Цветковой, которая находится (15 июля суд оправдал Цветкову, через несколько дней прокуратура обжаловала решение суда - прим. “Выхода”). Под судом за «распространение порнографии» (читай — за публикацию рисунков о женской* телесности).

2_5.png


Элис Уокер, «Цвет пурпурный»

Очень сильный, немного (много!) утопичный роман про темнокожую квир-женщину из Джорджии написан ещё в 1982 году. Необычен язык и стиль книги: это письма Силли, главной героини, обращенные к Богу, на так называемом черном народном английском. Сюжет включает в себя абьюз, насилие, рабство, киднеппинг, но также — сестринство, осознание своей романтической и сексуальной идентичности, квирную любовь и утопично-счастливый финал. Несмотря на обилие триггерных тем, текст читается легко, и от него становится тепло на сердце. Элис Уокер пишет о «вуманизме», который «относится к феминизму, как пурпурный цвет к лавандовому». Писательница придумала это слово, чтобы обозначить позицию женщин цвета внутри американского феминизма преимущественно белых женщин буржуазного класса, вернуть им субъектность и голос.

2_4.png


Ярослав Распутин
открытый гей и блогер, создатель канала «Дневник пидара-провинциала» и сотрудник «СПИД.ЦЕНТРа»

3.png

Энни Пру, «Горбатая гора»

Рассказ, по которому снят известный всем гетеросексуалам одноимённый фильм, лично мне кажется произведением более сильным, чем его экранизация. Мне было 17 лет, я только сделал камин-аут и пытался понять, насколько безопасен окружающий мир — и первым литературным произведением, посвящённым негетеросексуальным людям, стала именно «Горбатая гора» с ее мрачным финалом. Думаю, это ощущение несправедливости, которое подстегнул рассказ, во многом предопределило мой будущий активизм.

49b6de01.png


Кристас Циолкас, «Пощечина»

Хотя Кристас Циолкас — открытый гей, его «Пощечина» адресована всему миру и да, тема гомо/бисексуальности в ней почти всегда не на первом месте. Центральное место в романе занимает отношение сменяющих друг друга героев к событию, произошедшему в самом начале книги — взрослый мужчина отвешивает ребёнку оплеуху. Автор исследует, как разные люди выстраивают своё отношение к этой пощечине, и как в свете этого отношения выглядят другие совершаемые ими моральные выборы. Ну а еще это отличная квир-бомба, потому что к моменту, когда на сцену выходит герой-гей, читатель уже настолько поглощен повествованием, что будет просто вынужден познакомиться и с гомосексуальным взглядом на жизнь! Кстати, по книге снят одноименный мини-сериал с Питером Сарсгаардом.

f278f5bc.png


Магнус Хиршфельд, «Третий пол Берлина»

Это вообще книга с замашкой на исследование, а в современной России ее бы отнесли к разряду рекламных ЛГБТ-буклетов. Здесь нет сюжета, есть только (довольно восторженное) описание жизни геев и бисексуалов в Берлине середины позапрошлого века. Автор почти не уделяет внимания лесбиянкам, не отличает гомо- от бисексуалов и ничего не смыслит в вопросах трансгендерности, но мне как гею было очень интересно погрузиться в эту практически музейную витрину и найти там подтверждение своей историчности.

a1ef7724.png


Мария Лацинская
основательница телеграм-канала «Лесбийское лобби» и соведущая подкаста «Нараспашку» 

1.png

Фэнни Флэгг, «Жареные зеленые помидоры в кафе “Полустанок”»

Самая нежная сапфическая книга, которую я читала. Напрямую отношения между Руфь и Иджи не проговариваются, но, знаете ли, у квир-женщин и в жизни часто бывает непросто. В пользу версии, что нам не показались романтические отношения двух героинь говорит тот факт, что сама писательница была негетеросексуальной женщиной.

Мне нравится нежность, которая чувствуется в романе. А еще, что несмотря на легкий тон повествования, она поднимает такие вопросы, как домашнее насилие, расизм и сексизм. В то же время, если мне хочется отвлечься от грустной и жестокой реальности, я открываю «Помидоры» и перемещаюсь в Полустанок, где Руфь подает мне кофе и пирог.

29579337.png


Вирджиния Вулф, «Орландо»

На мой взгляд, это самый выдающийся ЛГБТК-роман в истории литературы. Вулф удалось отобразить флюидный и гендерно неконформный опыт еще до того, как слово «квир» стало мейнстримом. Писательница интересным образом показала не только развитие чувств, но и внутреннюю и внешнюю трансформацию квир-человека (если использовать современную терминологию). Это позволяет роману выглядеть актуальным даже в 2022 году. Отдельное удовольствие знать, что за пределами книги лежит роман Вулф с писательницей Витой Сиквелл-Уэст, которая и вдохновила классикессу британской литературы на «Орландо».

d76defaa.png


Флориан Иллиес, «Любовь в эпоху ненависти»

Книга, с которой в 2022 году могут релейтиться россияне, особенно творческая интеллигенция и квир-люди. Иллиес воспроизводит по биографиям, мемуарам и письмам жизнь разного уровня селеб в 1930-х. Гитлер приходит к власти, несогласных с них немцев лишают гражданства, Франция, Британия и Швейцария принимают эмигрантов. В то же время среди героев книги мы видим большое количество негетеросексуальных персон, их романы и секс. Даже лесбийского* опыта в книге (и получается, что в истории) тоже хватает.

e78b4607.png


Кармен Мария Мачадо, «Дом иллюзий»

Автофикшн-роман об абьюзе в лесбийских* отношениях. Тема неосвещенная и практически табуированная. Мачадо смело пишет про собственный травматичный опыт и задается вопросом, можно ли говорить о насилии, если его совершает человек, который находится с тобой на одном месте в системе угнетения.

При этом написано и интересно, авторка вплетает в роман истории других квир-женщин. В отличие от большинства автофикшн-романов в «Доме иллюзий» нет заумных мыслей и сложных терминов. Также нет ощущения, что Мачадо кормит читательницу одним только стеклом.

И, конечно, не могу обойтись без этой цитаты из книги: «Если хочешь быть моим другом, соблюдай два правила. Во-первых, забудь, что я лесбиянка. Во-вторых, никогда не забывай, что я лесбиянка».

52f71533.png



Возврат к списку

Logo

Вам уже исполнилось 18 лет?