Новости

Детоксикация маскулинности: статья по итогам семинара

09/12/2019

4 ноября в «Выходе» прошел семинар под названием «Детоксикация макулинности». Вместе с ведущим, психологом Даниилом Грачевым, мы искали ответы на вопросы: какие идеи о мужественности существуют в нашем обществе? как они могут влиять на нас и наши отношения с другими людьми? как традиционные идеи о мужественности связаны с гомофобией? что принято называть «токсичной маскулинностью» и чем она вредна? и самое главное: как мы можем выстраивать со своей маскулинностью такие отношения, которые не будут причинять вред нам самим и окружающим?

Тем, кто не смогли к нам присоединиться, мы предлагаем посмотреть видеозапись семинара (часть 1, часть 2), а также почитать эту заметку: Алексей и Никита, волонтёры «Выхода», делятся своими впечатлениями и рефлексией по итогам семинара.

Алексей:

Скажу сразу, когда я шел на семинар, я не понимал чем «положительная» маскулинность отличается от «токсичной», где проходит эта грань… и что вообще принято называть «токсичной маскулинностью». Но уже тогда я полагал, что у меня с этим есть… некая своя проблема.

Во мне много стереотипов. Я вообще очень… старомодный во многих смыслах человек. Оглядываясь на мужчин в моей семье, после прошедшего семинара, я теперь лучше вижу те проблемы, что были у них (и есть во мне самом), и как следование за идеями токсичной маскулинности влияло на их жизни и даже вредило им.

Мой дедушка вырос в Сибири, в деревне. Я всегда равнялся на него как на пример выносливости, силы, трудолюбия. Он научил меня многому, что я бережно храню и ценю по сей день, самым обычным «мужским» занятиям: как разжигать костер, ловить рыбу, топить печь, косить, колоть дрова, строить шалаш. Он был будто на все руки мастер, я не знал ни одной вещи в мире, с которой он бы не справился. В деревне он всегда просыпался первым, еще затемно, шел во двор и работал, работал, работал. Хозяйство у нас было небольшое, но дел всегда хватало. Он работал в любую погоду, даже когда плохо себя чувствовал… Он смеялся (у него была такая широкая и светлая улыбка) и на любое недомогание говорил что-то вроде: «поболит и перестанет».

Я вообще не помню, чтобы он хоть раз в жизни обращался к врачу. Нет, не потому, что он не болел, совсем нет. Просто это было для него чем-то невозможным. А ведь у него не было одного глаза, и его часто мучили мигрени. А еще огромный шрам от операции на аппендиците, тот почти разорвался, чуть не убив моего деда — так долго он терпел и не шел в больницу. А еще он выпивал.

Вообще с алкоголем в моей семье все сложно. Мой отец тоже выпивал. Стал больше после первого сердечного приступа, что с ним случился. Я тогда был еще подростком. Близился Новый год. Несколько дней отец жаловался на отравление, на то, что у него болит живот, но отказывался идти к врачу, да и куда пойдешь, когда у всех уже предновогоднее настроение?.. А потом оказался в реанимации, в Новый год. Самое странное, случившееся никак не сделало его осмотрительнее. Он все так же халатно относился к своему здоровью, даже более того.

И я такой же. Совершенно. Буду терпеть боль, пока могу вообще шевелиться. И я знаю, что это плохо: я видел к чему это может привести. Для меня это одно из проявлений той самой «токсичной маскулинности», когда ты терпишь, чтобы не показаться слабым, чтобы не просить помощи, надеясь, что все само пройдет. И тем самым вредишь себе все больше и больше.
Работаешь на износ, потому что «ты же мужчина», а кто если не ты сам? Не можешь делегировать никакое дело. Не можешь положиться на кого-либо. Не доверяешь. Пытаешься все контролировать. Постоянно в запарке, постоянно испытываешь стресс. Снова и снова доводишь себя… Не можешь выплеснуть гнев. Не можешь выплеснуть усталость или горе, а потому «расслабляешься» за стаканом-бокалом-стопкой, пытаясь хоть как-то отпустить все накопившееся. И снова вредишь себе. И другим.

А еще не можешь плакать. Вообще. Всегда нужно держать себя в руках. Иначе что подумают люди? Нельзя быть слабым. Знаете почему нельзя быть слабым? Потому что теперь Я — единственный мужчина в моей семье… Потому что остальные… умерли. Умерли, потому что когда им было плохо — они молчали, они не просили помощи, они должны были быть сильными, все контролировать…

Вот, что для меня токсичная маскулинность. Это когда стереотипы, выросшие в моей голове, мешают мне довериться, попросить, сказать, поплакать, расслабиться. Я знаю, что это только малая часть того, что происходит, когда в вас зреет токсичная маскулинность. Но я хотел написать именно об этой части, так как мне больно, что я теперь один мужчина в моей семье.

o13sA-2kmXg.jpg

Никита:

Название семинара заинтересовало меня, поскольку мы достаточно часто слышим про токсичную маскулинность, но, как мне кажется, редко понимаем, о чем идет речь. У меня уже был опыт исследования маскулинности, но с более академической точки зрения. После глубокого научного изучения я начал смотреть на проблему совершенно по-новому, а еще я понял, что не любое агрессивное поведение можно определить как токсичную маскулинность.

Тема маскулинности очень важна для меня, потому что достаточно большая часть людей считывают меня как цис-мужчину, чему я постоянно удивляюсь. Изучая токсичную маскулинность, я могу следить за собой и не давать развиваться характерным паттернам поведения, которые могут приносить другим людям неудобства. Люди как я, которых часто визуально считывают как мужчин, иногда сталкиваются с недоверием в ЛГБТ+ среде, поскольку им приписывают характеристики, обычно проявляемые мужчинами как раз в рамках культуры токсичной маскулинности: гомофобию, мизогинию, агрессию, желание контроля и т. п.

Как верно подметил Даня, зачастую для становления «мужчиной» человек с детства проходит ряд ритуалов, благодаря которым формируется маскулинный способ поведения и стереотипы о себе, как о мужчине. В детстве все начинается с деления цветовой гаммы, продолжается играми в машинки, просмотром определенного контента, навязываемым интересом к спорту и активным видам деятельности, способами отношения к женщине…

На семинаре мы много говорили о том, что людей, из которых хотят вырастить (воспитать) мужчину, с самого детства вынуждают не проявлять собственные чувства («мальчики не плачут»), в результате чего у человека не развивается способность к эмоциональной саморегуляции, приучают отказываться от собственной эмпатии (умения сочувствовать другим существам) и учат проявлять жестокость.
Хорошей иллюстрацией была фотография ребенка (которого, по всей видимости, воспитывают как «будущего мужчину») на охоте: он стоит над телом убитого животного, по его лицу размазана кровь, он пытается улыбаться на камеру, но в глазах — шок.

Нередко мужчины, которые слишком поздно осознают, что воспитывались в навязываемой токсичной маскулинности, сами страдают от своего способа поведения. Они лишаются возможности проявлять свои чувства, что делает их недовольными своей жизнью и приводит к психологическим проблемам. Мужчины формируют свои эксклюзивные круги общения, где могут культивировать свою маскулинность и поощрять друг друга (одновременно соперничая). Сложно отказаться от мужских привилегий в пользу здорового социального взаимодействия.

Семинар прошел успешно и весьма продуктивно. Я думаю, это получилось благодаря нескольким моментам:

Во-первых, хорошо было построено взаимодействие со слушателями и между ними. Поначалу Даня иногда забывал о необходимости прерывать перекрестные дискуссии, и это приводило к спорам и недовольствам. Но именно благодаря этим спорам я для себя осознал, насколько эта тема болезненна — для нашего сообщества и для общества в целом, и насколько важно делать её видимой, обсуждать, делиться переживаниями и опытом. Дискутируя, мы приходили к общим выводам и пытались вывести понятие токсичной маскулинности — из личных убеждений в общую картину.

Интересно, что аудитория была очень разношерстная. На семинаре собрались люди из совершенно разных социальных групп, люди самых разных убеждений. Это позволило услышать огромное разнообразие мнений и эмоций по данной теме. Некоторые люди жаждали услышать абсолютно четкое определение понятия «маскулинность», что по моему мнению невозможно, как и с любым социальным конструктом.

Другие же люди выводили очень узкий перечень качеств, которые считаются маскулинными — на мой взгляд, слишком узкий. Это в очередной раз показало мне, что те качества, которые для многих служат признаком маскулинности, мужественности — могут быть важными и для феминных персон, и для абсолютно андрогинных. А иные могут считать, что это качество, наоборот, скорее «женское», чем «мужское». Например, есть представление-стереотип о том, что только мужчина может взвешенно принимать решения. Другие же люди считают, что наоборот — вдумчивое, спокойное и последовательное принятие решений — это «женское» качество… А если подумать, насколько сильно эти стереотипы различаются в разных культурах и у разных поколений, то тем более становится понятно, что не может быть однозначных «мужских» и «женских» качеств.

Если вам интересно рассуждать о гендере и связанных с ним психологических проблемах, и вместе с сообществом искать решения для этих проблем — приходите на семинары психологической службы «Выхода»!

Возврат к списку