Новости

«Это жизнь на лезвии ножа»

02/05/2021

Международный день равенства семей (IFED — International Family Equality Day) — праздник, призванный обратить внимание на права ЛГБТ-семей во всем мире. Это день, в который мы рассказываем о многообразии семей, и отдаем дань уважения каждой из них. Он отмечается с 2012 года в первое воскресенье мая. Сегодня «Выход» начинает цикл публикаций, посвященных ЛГБТ-семьям из России.

«Это жизнь на лезвии ножа»

Светлана и Катя (имена изменены по желанию героев) — пара из Санкт-Петербурга. Вот уже 6 лет они вместе, воспитывают двоих детей — дочь девяти лет и двухлетнего сына. Света работает в сфере финансов, а Катя — в благотворительном фонде. Мы расспросили Светлану о семье, родительстве, о запрете «пропаганды» и многом другом.

Расскажите, как вы познакомились?
— Это произошло много лет назад: мы обе работали волонтерками в программе помощи ЛГБТ-персонам. Это было давно, уже и не вспомню, когда. Чуть больше шести лет назад стали семьей. Брак мы не регистрировали — не вижу в этом смысла, пока живем в России.

Финансистка и сотрудница благотворительного фонда…На первый взгляд может показаться, что вы такие разные. Противоположности притягиваются?
— То, что дает представление о нас как о семье — это вот такая история.
Прошлой осенью Катя говорит:
— Слушай, а давай махнем в Сочи на выходные на концерт Земфиры.
— О, а давай. Супер! А детей куда?
— Бабушкам!
— Огонь!
Ну огонь так огонь. Катя покупает билеты:
— Все, я купила, улетаем в пятницу, прилетаем в воскресенье!
Проходит два часа. Или три. Я говорю:
— Слушай, я чего-то не хочу дочку оставлять. Ей скучно будет все выходные без нас.
— Давай ее с собой возьмем!
— Ну давай.
Катя покупает еще билеты дочке.
Еще через час я говорю:
— Слушай, а вот мелкий. Мы все поедем, а он не поедет. Как-то не очень.
— Ну давай и его возьмем.
Проходит еще час. Я говорю:
— Слушай, а может поедем не на выходные, а на неделю. Или лучше на две. Дети в море покупаются, отдохнут, загорят. И вообще.
Катя находит классное жилье у пляжа, перебронирует все билеты. Мы летим на море. Дети купаются, мы гуляем по набережной, едим кукурузу и разглядываем пролетающие над пляжем самолеты.
А концерт Земфиры? Да фиг с ним, с концертом. Потом сходим. Когда дети вырастут.



Как и почему вы решились на детей?
Дочка у меня приемная. Я ее удочерила, когда ей было 5 месяцев. Решилась потому что очень хотела. Сына родила Катя. Потому что очень хотела.

А закон о «пропаганде» — он влияет на вашу жизнь?
— Через какое-то время после принятия закона я поняла, что постоянно ощущаю страх. Он уже стал таким привычным фоном. Как постоянная боль. Вроде привыкаешь, но на качество жизни очень влияет.
Я удочеряла еще до закона. Сейчас никому бы не советовала повторять.

Есть ли у вас договоренность с детьми о том, что они не рассказывают о своей семье? Например, в школе, в больнице, в публичных местах?
Думаю, смысл заключать с ребенком договоренности есть тогда, когда ребенок может их выполнять. Наши пока не могут. И это очень страшно. Жизнь на лезвии ножа.

Как вы справляетесь?..Ведь так или иначе ходить в школу, или к врачу — необходимо.
— Медицина у нас платная, это решает многие проблемы. Школа и сад обычные. Чтобы решить юридический вопрос, сделали друг на друга доверенности на детей на всякий случай. С такой доверенностью можно прийти к ребенку в больницу, принимать решения о лечении, подавать документы в сады, школы.
Есть одна специфическая проблема — приходится врать все время. А это так утомительно. Надо же все время помнить кому что наврал. Вот эта девушка и вот этот ребенок —это кто? Сестра с племянником? Подруга? Коллега?
Любопытных соседей шлю по маршруту. В школе пока вроде не интересовались. Но каждый день боишься, мало ли что кто узнает, спросит, увидит. Мало ли кому что ребенок расскажет. А просить не рассказывать — на мой взгляд, не вариант. Секреты очень тяготят и их с двойной силой хочется всем рассказать.



То есть, чтобы не столкнуться с гомофобией — лучше держать все в тайне?..
— Наверное, это мой вариант. Чем меньше ты рассказываешь людям о себе и своей семье и жизни, тем меньше шансов столкнуться с гомофобией. Я понимаю, что это конечно так себе история. Так-то ты ничего плохого не делаешь и вообще клевый чувак, но вынужден жить как Штирлиц в тылу врага. Это как-то ужасно несправедливо. Я не люблю, когда меня спрашивают положении ЛГБТ-семей в России. Потому что я нахожу это положение ужасным, просто ужасным, но мне так тяжело об этом говорить, что хочется задвинуть эту тему куда-нибудь подальше и не вытаскивать на свет божий.
Да, есть случаи, когда у ЛГБТ-родителей забирали детей. Они есть, это реальность, в которой мы живем. Да, полно случаев, когда при разводе и разъезде ЛГБТ пары небилогический родитель не имеет никаких прав на то, чтобы просто увидеть своего ребенка, которого он растил многие годы. Да, есть дискриминация, есть гомофобия. Но про это очень больно говорить.

Многие семьи считают, что все эти вопросы может решить эмиграция. А вы рассматривали такой вариант для себя?..
— Я думаю, что все ЛГБТ-семьи так или иначе задумываются об эмиграции. Мы тоже иногда об этом разговариваем. Профессиональная эмиграция нам не светит, только если беженство. Не самый приятный вариант. Но и не ужасный. Некоторые знакомые уехали и в общем, наверное, довольны. И в варианте уехать, и в варианте остаться есть свои плюсы и минусы. Мне сложно решиться бросить жилье и работу, друзей, пожилых родителей, любимый город.

Вы — постоянный участник программы «Выхода» «Радужные семьи». Поговорить о родительстве в безопасном пространстве — помогает?
— В программе я действительно очень давно. Лет 6–7, наверное. Для меня это как глоток свежего воздуха. Я довольно ощутимо страдаю от социальной изоляции, от невозможности обсудить свои проблемы.
Для меня ЛГБТ-родительство — это двойная стигма. Я не могу и не хочу обсуждать свои проблемы с не-ЛГБТ людьми, потому что это может быть небезопасно. И еще люди, которые никогда не чувствовали дискриминации, вряд ли смогут меня понять. Я не могу обсуждать свои родительские проблемы с людьми, у которых нет детей. Мне кажется, что они вряд ли меня поймут. Ну по крайней мере я, пока у меня не было детей, весьма смутно себе представляла, как это — быть родителем.
А участие в программе дает мне возможность общаться с людьми, которые, как мне кажется, меня понимают. Как в старом-старом фильме «Доживем до понедельника»герой писал «Счастье — это когда тебя понимают».



«Радужные семьи» — это только для семей с детьми?..
— Я бы посоветовала программу ЛГБТ-семьям и с детьми, и без. И, конечно, тем, кто ищет общения с другими ЛГБТ-родителями. Обстановка у нас доброжелательная, обычно на встречах много смеха и юмора. И каждый раз бывает, как я его называю, «время офигительных историй», когда понимаешь, что жизнь гораздо более богата на невероятные сюжеты, чем любой сериал. Если кому-то нужен совет по какому-то вопросу — надают на любой вкус. А на новый год у нас елка была. Очень было весело. А еще мы будем праздновать день равенства семей. В общем, приходите, будет интересно.

И, напоследок — какой совет вы могли бы дать ЛГБТ-семьям, или отдельным персонам, которые только задумываются о том, чтобы завести ребенка?
— Мой главный совет такой: пока вы без детей, поездите везде, где только можно, походите везде, куда давно хотелось. Вот прямо подумайте, что вы хотите сделать такого захватывающего. Сыграть на сцене, покорить пятитысячник, выучить китайский. И вот все это сделайте, пока у вас нет детей. Потом будет некогда.
Хотите рассказать историю своей семьи? Пишите нам на (адрес) с пометкой «семейная история», мы свяжемся с вами и возьмём небольшое интервью, которое впоследствии будет опубликовано на сайте и в социальных сетях «Выхода».

Текст: Неф, волонтер «Выхода»

Хотите рассказать историю своей семьи? Пишите нам на contact@comingoutspb.ru с пометкой «семейная история», мы свяжемся с вами и возьмём небольшое интервью, которое впоследствии будет опубликовано на сайте и в социальных сетях «Выхода».

Подробнее о программе «Радужные семьи» можно узнать на сайте или в группе во «ВКонтакте». E-mail: natasha@comingoutspb.ru, телефон: +7 (812) 242 54 69

Возврат к списку

Logo

Вам уже исполнилось 18 лет?