Новости

#этонеболезнь: что нужно знать о конверсионной терапии

2 Июня 2022

Месяц гордости мы посвящаем борьбе с конверсионной терапией. В 2022 году идея менять сексуальную ориентацию или «лечить» гендерную идентичность кажется абсурдной. Однако практики «исцеления» существуют до сих пор во всем мире, в том числе и в России. В этом тексте отвечаем на основные вопросы о них.

 

Что такое конверсионная терапия?

Конверсионная или репаративная терапия — это ненаучные практики насильственного изменения сексуальной ориентации или гендерной идентичности человека.

«Термин „терапия“ в переводе с греческого языка означает „исцеление“. Однако практика „конверсионной терапии“ является полной противоположностью исцелению, поскольку опирается на ложную с медицинской точки зрения патологизацию сексуальной ориентации и гендерной идентичности и включает в себя процедуры, причиняющие сильную боль и страдания и приводящие к психологическому и физическому ущербу», — в последнем в докладе ООН репаративную терапию приравнивают к пыткам.


Несмотря на то, что из Международной классификации болезней гомосексуальность исключили в 1990 году, а трансгендерность из списка психических расстройств — в 2019, их продолжают «лечить» во многих странах. Россия — не исключение. Так называемые «специалисты» берут деньги за то, чтобы изменить ориентацию человека на гетеросексуальную, а из небинарных и трансгендерных людей сделать цисгендерных.

 

Какой она бывает?

Психотерапевты и медики, священники и экстрасенсы — рынок специалистов по репаративной терапии довольно разнообразен. ООН выделяет три основных подхода к «лечению»: психотерапевтический, медицинский и религиозный.

В первом случае «целители» находят причину «болезни» в прошлом человека (например, в отношениях с родителями) или в травматическом опыте и «перерабатывают» его вместе с клиентом. «Переработка» — понятие широкое, к нему можно отнести «терапию отвращения». Ее суть в том, чтобы гомосексуальность/трансгендерность ассоциировалась у человека с чем-то негативным. Например, совместить показ гей-порно и электрошок или инъекции препаратов, вызывающих рвоту. А можно идти от обратного и принуждать к мастурбации с фантазиями о противоположном поле. Так семнадцатилетнего Даниэля из Перу психолог заставил смотреть порно и эякулировать только при гетеросексуальных сюжетах, «чтобы обучить его тело». На шестой сеанс психолог привел женщину, которая должна была заняться сексом с пациентом, но Даниэль не выдержал и сбежал домой.

Медицинский подход стремится исправить «дисфункцию организма», в результате которой у человека якобы развиваются неправильный гендер или ориентация. Так индийский сексолог Винод Райна утверждал, что за 15 лет своей практики вылечил более тысячи геев. Курс лечения занимал 6–9 месяцев и стоил около миллиона рублей.

В качестве медикаментозного лечения обычно прописывают гормональную терапию — так лечат, например, лесбиянок в Иране от «гомосексуальной болезни». Если терапия не помогает, человека в этой стране отправляют на операцию, чтобы тело соответствовало гетеросексуальной норме.

Про религиозный подход, пожалуй, известно больше всего: редкий ЛГБТ*-человек в России не слышал гомо- или трансфобные высказывания от представителей церкви. «Исцелением гомосексуализма» занимается пастор протестантской церкви «Восстановление» Евгений Пересветов. По его мнению, гомосексуальность есть «извращенное духовное состояние человека», а геем его делает отсутствие отцовской любви. На YouTube-канале церкви есть даже «доказательства исцеления» — двое мужчин рассказывают, как стали гетеросексуальными благодаря проповедям пастора.

Религиозные организации объединяют не только «целителей», но и успешных пациентов. Любопытная история произошла с такой организацией в США: Майкл Бюссе и Гэри Купер, основатели уже недействующей Exodus International, в конце прошлого века покинули организацию и вступили в брак.

Как и любая классификация, это описание подходов к репаративной терапии не полностью отражает реальность. Часто они пересекаются. Во Вьетнаме ЛГБТ*-людей отправляют к традиционным целителям и на психиатрическое лечение, а в Танзании сочетают медицинский и религиозный подход во время обрядов конверсионного обрезания у мальчиков.

Кроме того, в рамки классификации с трудом вписываются зверские преступления против ЛГБТ*-людей: тюремное заключение, побои и коррекционные изнасилования. Так, египетскую ЛГБТ*-активистку и открытую лесбиянку Сару Хегази арестовали в 2017 году после того, как на концерте в Каире она размахивала радужным флагом. Пытаясь «вылечить» девушку, ее подвергли пыткам и сексуальному насилию в тюрьме. Выйдя из тюрьмы, девушка попросила убежища в Канаде, но так и не смогла справиться с нанесенной ей травмой: в июне 2020 года Сара покончила с собой.

люди чб 04.jpg
Иллюстратор: Рина

 

Конверсионная терапия может быть эффективной?

Нет. О нулевой эффективности и ненаучности конверсионной терапии говорит целый ряд организаций. Среди них Всемирная медицинская ассоциация, Всемирная ассоциация психиатрии и Панамериканская ассоциация здравоохранения. Это «лечение» осуждают более 65 медицинских профессиональных сообществ по всему миру, по информации ILGA World.

Конверсионная терапия несет вред. Исследование Out Right Action International показало, что репаративная терапия приводит к суицидальным мыслям и депрессии, посттравматическому стрессовому расстройству и другим психологическим проблемам, которые только ухудшают жизнь людей.

 

Как до этого додумались?

Гомосексуальность и гендерная неконформность стигматизировались во многих обществах. Как болезнь в европейской культуре их стали рассматривать в конце XIX века, во время расцвета психологии и психиатрии.

 

«Исправлением» гомосексуалов занимались звезды тогдашней науки: мюнхенский врач Альберт фон Шренк-Нотцинг в 1898 году провел открытый сеанс гипноза, в финале которого подопытный юноша заявил, что теперь он испытывает влечение к девушкам, а «открытие» австрийского эндокринолога Евгения Штейнаха, трансплантировавшего «гетеросексуальные тестикулы» кастрированному пациенту, с энтузиазмом освещалось и научными изданиями, и бульварной прессой», — пишет Артем Лангенбург, журналист и ЛГБТ*-активист.


 
До начала 1970-х работы в области психологии и психиатрии опирались на классификацию психических расстройств, разработанную в позапрошлом веке. После Стоунволльского бунта, с началом развития движений за права ЛГБТ* начало меняться представление о гомосексуальности и гендерной неконформности. В 1973 году Американская психологическая ассоциация исключила гомосексуальность из классификатора психических расстройств. 17 лет спустя это признала и Всемирная организация здравоохранения.

Россия приняла новую Международную классификацию болезней в 1999 году, отменив 121 статью Уголовного кодекса семью годами ранее.

 

Где запрещена конверсионная терапия?

Первый закон против репаративной терапии приняли в Бразии в 1999 году. С тех пор полностью запретили ее только Эквадор, Мальта, Канада и Франция. На уровне регионального законодательства есть запрет в Испании и нескольких штатах США.

Многие страны запрещают конверсионную терапию на федеральном уровне, но для определенных групп. Например, в Германии и Греции запрет действует только на работу с несовершеннолетними, в Новой Зеландии он защищает еще и недееспособных людей. А в Англии новый закон запрещает лечение гомосексуальности, но не гендерной идентичности, и таким образом исключает трансгендерных людей — это вызвало протесты в обществе ЛГБТ*-активист_ок.

Ирландия, Израиль, Норвегия, Дания и Финляндия только разрабатывают законодательные запреты.

 

Что происходит в России?

В России нет законов, прямо запрещающих конверсионную терапию, как нет и законодательного определения таких лечебных практик. Психологические услуги не лицензируются, а значит, эту «психологическую помощь» может оказывать почти любой. Косвенно ЛГБТ*-людей охраняет закон о защите прав потребителей, ведь психологи, врачи и даже гипнотезеры оказывают услуги. Однако на практике к этому закону прибегают редко, а доказать правоту пациента крайне сложно.

Разнообразие услуг конверсионной терапии в России удовлетворит почти любой запрос: от медитации и экзорцизма до гормональной терапии и методик лечения химзависимости. В 2021 году Московский комьюнити-центр выпустил объемное исследования практик конверсионной терапии. Они, по словам авторов, «держатся на невежестве, финансовой выгоде и институционализированной гомофобии/трансфобии».

 

«Пока пациент готов платить за бессмысленные и калечащие практики, специалисты готовы работать над изменением сексуальной ориентации и/или гендерной идентичности. Даже когда в процессе консультации возникают верные факты о том, что гомосексуальность не болезнь, что ее невозможно вылечить, все равно часто начинают действовать в попытке изменить сексуальность человека».


 
Подробнее о том, как устроена конверсионная терапия в России, мы расскажем в следующих материалах.  

Возврат к списку

Logo

Вам уже исполнилось 18 лет?