Новости

Исследование ЛГБТК+ подростков в Петербурге и Ленобласти

21 Июля 2022

Новое исследование ЛГБТК+ группы «Выход» посвящено положению ЛГБТК+ подростков в Санкт-Петербурге и Ленинградской области за последние несколько лет. 

Нашей целью было понять, как закон о запрете пропаганды «нетрадиционных сексуальных отношений», принятый в 2013 году, влияет на жизнь негетеросексуальных и нецисгендерных подростков, на их возможность разобраться в себе, получить поддержку, помощь и объективную информацию о гендере и сексуальности.

Чтобы избежать проблем при проведении исследования, мы решили сосредоточиться на опыте тех, кто совсем недавно был подростком - людей в возрасте от 18 до 23 лет.

Опрос проводился с сентября 2020 года по февраль 2021 года. Всего в опросе поучаствовало 325 человек в возрасте от 13 до 23 лет.

 

Доступ к информации о гендере, сексуальности и ЛГБТК+

68,3% респондентов сталкивались с тем, что интернет-сайты, на которых они могли бы найти информацию про сексуальность, гендер или ЛГБТК+, были заблокированы.

32% респондентов слышали от взрослых, что те не могут сказать им что-то о сексуальности, гендере или ЛГБТК+, потому что опасаются, что это незаконно.

Подростки пытались до исполнения 18 лет купить книги/журналы про сексуальность, гендер или ЛГБТК+ или же приобрести билеты в кино или на мероприятие с той же тематикой. Более половины из них (57,1%) сталкивались с отказом.

73 человека пытались до исполнения 18 лет взять в библиотеке книгу/журнал про сексуальность, гендер или ЛГБТК+. Более трети (35,6%) также сталкивались с отказом.

Квир-подростки часто сталкиваются с ограничением их доступа к информации о гендере, сексуальности и ЛГБТК+. Мы спросили наших респондентов, насколько такая информация была доступна для них до их совершеннолетия. Только 27,6% опрошенных легко и без каких-либо трудностей могли получить такую информацию, более половины опрошенных встречали те или иные ограничения и запреты.

«Из-за закона о запрете пропаганды все центры поддержки принимали людей старше 18 лет, однако самый тяжёлый период был именно до этого возраста. Сейчас легче не стало, однако я могу жить самостоятельно и официально искать поддержку».
Би/пансексуальная женщина, 18 лет.

• «Не продавали билет на концерт, так как в текстах песен исполнителя упоминалась его гомосексуальность».
Би/пансексуальная женщина, 20 лет.

• «Некоторые информативные группы в ВКонтакте, которые я посещала, про ЛГБТК+ и сексуальность со временем были заблокированы. Было страшно, вдруг меня могут привлечь к ответственности из-за лайкнутых там постов».
Би/пансексуальная женщина, 19 лет.

 

Доступ к психологической помощи 

Некоторые опрошенные слышали от психолога о том, что он/она не может рассказывать что-то ЛГБТК+ подросткам о сексуальности, гендере или ЛГБТК+, отвечать на какие-то их вопросы или вообще работать с ними, потому что опасается, что это противоречит закону и его/ее могут за это наказать или уволить (8,6% из обратившихся к психологу).

• «Боялась, что расскажут родителям, что будут относиться ко мне как к маргиналке, устроят конверсионную терапию. У нас в школе на уроках обществознания гомосексуальность относили к виду девиантного поведения в связке алкоголизм-наркомания-гомосексуализм».
Гомосексуальная цисгендерная женщина, 19 лет.

 

Травля, нападения и другие виды преследований 

41,9% респондентов в подростковом возрасте из-за своей сексуальной или гендерной идентичности сталкивались с травлей в интернете: угрозами, оскорблениями в сообщениях или комментариях, шантажом.

Более половины из участвовавших в уличных ЛГБТК+ акциях в подростковом возрасте, столкнулись с оскорблениями в ходе акций. Еще треть получали угрозы. 9 человек после таких акций преследовали, на 6 человек напали, 5 отчислили из-за участия в подобных мероприятиях, 3 человека были задержаны.

Все задержанные в ходе уличных ЛГБТК+ акций столкнулись с оскорблениями со стороны полиции. Один человек пострадал от физического насилия со стороны полицейских из-за сексуальной ориентации или трансгендерности, будучи несовершеннолетним.

Большинство респондентов (86,8%) чувствовали себя в опасности из-за своей сексуальной ориентации или гендерной идентичности, будучи подростком. Из них половина испытывали это ощущение опасности всегда или часто. Еще треть чувствовали себя в опасности регулярно время от времени.

41,9% респондентов опасались, что их сексуальная ориентация или трансгендерность могла навредить их близким взрослым: родителям, родственникам, учителям и др.

«На нас с подругой один раз накинулся мужик в футболке Путина из-за нашего внешнего вида. Полиция приехала и арестовала нас. В полиции заставили показать телефон и там уже начали мне угрожать тем, что они сделают всё, чтобы меня исключили из школы»
Гомосексуальная небинарная персона, 18 лет.

christian-sterk-uLHn7G9HnoM-unsplash.jpg
Фото: Christian Sterk

 

Влияние «закона о гей-пропаганде» на повседневную жизнь

Только 9,2% респондентов, будучи подростками, не знали о существовании российского закона, который запрещает пропаганду «нетрадиционных» сексуальных отношений среди несовершеннолетних.

83,7% респондентов уверены, что их жизнь в подростковом возрасте была бы комфортнее, если бы на законодательном уровне не было никаких ограничений на распространение информации о сексуальности, гендере и ЛГБТК+ среди несовершеннолетних.

206 респондентов (63,4%) чувствовали влияние закона о пропаганде на их жизнь или окружение до совершеннолетия. Многие из респондентов говорили о недоступности информации о сексуальности и гендере для подростков, о невозможности прийти на мероприятия с ЛГБТК+ тематикой, об изоляции.

Кроме того, многие подчеркивали, что закон влияет на их восприятие самих себя как неправильных и незаконных, а также на обстановку вокруг: неграмотности в вопросах гендера и сексуальности, гомофобии и трансфобии, поощряемой государством.

• «Возможно, если бы его не было, то я бы открылся родителям и жил бы гораздо спокойнее и счастливее. А также про меня бы не говорили за спиной, когда пришедший человек в школу рассказывал про ВИЧ и СПИД и о том, что они могут передаваться только геям».
Гомосексуальный цисгендерный мужчина, 18 лет.

• «Границы "пропаганды" в законе очень расплывчаты, из-за этого любое нейтральное или положительное высказывание о ЛГБТК+ может считаться пропагандой. Поэтому о своем опыте говорить страшно, творчеством на тему делиться страшно, флаг даже дома у окна не вывесить. Жить страшно».
Би/пансексуальная небинарная персона, 20 лет.

«Да просто страшно было жить, боялась, что у меня будут проблемы в колледже, потому что кураторка была гомофобкой. Часто не могла пойти на тематические мероприятия, познакомиться с кем-то, дабы просто не чувствовать себя одиноко или, может, завести отношения. Приходилось менять дату рождения, преувеличивать свой возраст».
Би/пансексуальная цисгендерная женщина, 18 лет.

• «Думаю, что как минимум информация об этом была бы доступнее не только для меня, но и для моих родственников/друзей, а знания, возможно, помогли бы не зародиться в их голове всему абсурду, который связан с квир-сообществом».
Би/пансексуальный цисгендерный мужчина, 20 лет.

• «Если бы закона не было, я бы была спокойнее, потому что могла бы обратиться за помощью в ЛГБТК+ центры, мне не нужно было бы скрывать свой возраст практически везде, при том, что мои проблемы были ничем не "запретнее" взрослых проблем, да и без этого закона о них можно было бы говорить и они могли бы решиться».
Гомосексуальная небинарная персона, 20 лет.

• «Не было возможности получить поддержку от взрослых, в том числе учителей кураторов и т.д. Тема становилась запретной, а что запрещено, то — плохо, в понимании многих».
Гомосексуальная цисгендерная женщина, 21 год.

• «Ограничение доступа к информации, тот факт, что я могу быть наказана за радужную ленту на рюкзаке, невозможность в университете писать материалы об ЛГБТК+ подростках,так как не особо законно проводить с ними исследования, в принципе жить не очень».
Гомосексуальная небинарная персона, 21 год.

• «Отсутствовал свободный доступ к информации о своей сексуальной ориентации, постоянный страх, что за поддержку ЛГБТК+, например в социальных сетях, могут привлечь по закону, также данный закон "развязал" руки многим гомофобам, так как они почувствовали себя безнаказанно и ощущают поддержку со стороны государства».
Гомосексуальный цисгендерный мужчина, 18 лет.

• «Самым меньшим злом было отсутствие доступа к нужной мне информации. Гораздо сильнее на мне сказалось ощущение, что раз о ЛГБТК+ нельзя говорить в открытую, без дыхания статьи в затылок, я самА — преступление. А частые гомофобные высказывания и в медиа, и среди окружения только подтверждали тот факт, что я как личность незаконна и мне нужно спрятаться подальше. Мне было страшно подписываться на френдли группы, держать свою девушку за руку на улице, использовать в своей речи что-то кроме "вторая половинка", обсуждать любые аспекты отношений, заниматься творчеством, размышлять о своём будущем. Это всё невероятно напрягало, а мне и так жилось не слишком легко».
Гомосексуальная цисгендерная женщина, 18 лет.

«Учителя боялись обсуждать данную тему. Функция браузера "родительский контроль" блокировала ЛГБТК+ информацию (хотя родители включили контроль с иной целью). В учебниках по обществознанию (пособие для подготовки к ЕГЭ) в качестве примера негативной девиации приводился "гомосексуализм"».
Би/пансексуальная цисгендерная женщина, 20 лет.

• «Я в принципе очень боюсь закона. Все мои девушки обычно были чуть младше меня (на год-два), и мне всегда было параноидально страшно, что когда мне станет 18, а девушке ещё будет 17, я буду нарушать закон. Ещё был страх выкладывать что-то на страницу такой тематики».
Гомосексуальная цисгендерная женщина, 21 год.

• «Я не могу целоваться на улице с тем, с кем желаю по причине возможных штрафных санкций»
Гомосексуальный цисгендерный мужчина, 20 лет.

adrian-swancar-laAfm3j-jzE-unsplash.jpg
Фото: Adrian Swancar

 

Выводы

По результатам исследования подтвердились наши предположения о том, что закон препятствует получению подростками информации о гендере, сексуальности и ЛГБТК+.

Подростки не имеют возможности купить какую-либо информационную продукцию, рассказывающую о сексуальности и гендере, попасть на интересующие их мероприятия на квирные темы. Последнее лишает их возможности не только получить необходимое знание, для того чтобы разобраться в себе, но и социализироваться в принимающем и поддерживающем сообществе.

Зафиксирован ряд случаев, когда учителя и психологи отказывались обсуждать вопросы гендера, сексуальности и ЛГБТК+ с подростками, ссылаясь на закон о пропаганде. Таким образом, даже те взрослые, которые могли бы поддержать подростков и предоставить им объективную информацию, могут опасаться делать это из-за законодательства Российской Федерации.

Значительная часть респондентов указала, что на протяжении подросткового возраста их окружали преимущественно люди, настроенные гомофобно и трансфобно. Распространение таких настроений в обществе – одна из заслуг «закона о гей-пропаганде». Многие из респондентов говорили о том, что закон создает атмосферу страха и ощущение изолированности, исключенности.

Таким образом, закон о пропаганде негативно влияет на жизнь подростков на разных уровнях — прямо и косвенно.

 
   

Возврат к списку

Logo

Вам уже исполнилось 18 лет?