Новости

Как «борьба с пропагандой» отразится на транс*сообществе

14 Ноября 2022

Это конспект прямого эфира «Ответы на юридические вопросы для транс*людей», который провела юристка Татьяна Глушкова. Рассказываем, как новый закон «против пропаганды» может отразиться на транс-сообществе.

Татьяна Глушкова много лет сотрудничает с «Проектом правовой помощи трансгендерным людям» и другими ЛГБТК+ организациями, выиграла больше 100 дел о смене документов и вела первое в ЕСПЧ дело, в котором была установлена дискриминация по признаку гендерной идентичности.


 

Главное

  • Речь в законопроекте по-прежнему идёт об административной, а не об уголовной ответственности.
  • Скорее всего, закон будет применяться точечно и число дел будет небольшим.
  • Возможно, получать медицинскую помощь станет сложнее, но под запретом она не окажется.
 

Новый закон: что нас ждёт?

 
Хотя законопроект ещё не принят и финальные формулировки и размеры штрафов неизвестны, сомнений в том, что это произойдёт, почти нет. Пока речь идёт о:
  • запрете пропаганды «нетрадиционных сексуальных отношений», не только среди совершеннолетних, как прежде, но и среди взрослых;
  • запрете распространения среди несовершеннолетних информации, «демонстрирующей нетрадиционные сексуальные отношения или предпочтения» или «способной вызвать у несовершеннолетних желание „сменить пол“».
Скорее всего, грядёт запрет на распространение любой информации, в которой о гомосексуальных, бисексуальных отношениях и о трансгендерности говорится не в негативном ключе, а также запрет несовершеннолетним присутствовать на любых ЛГБТК+ мероприятиях (сейчас прямого запрета на это нет).

 

Запретят ли смену гендерного маркера и оказание медицинской помощи?

 
Нет.

Возможность смены гендерного маркера предусмотрена Законом об актах гражданского состояния. Об изменениях в этих нормативно-правовых актах в законопроекте ничего не говорится.

Медицинскую помощь оказывают на основании приказа Минздрава о стандартах оказания медицинской помощи при постановке диагноза F64.0 (транссексуализм) и том факте, что трансгендерность в РФ считается психическим расстройством, а людям с любым заболеванием положена медицинская помощь. Эти положения новый законопроект тоже не затрагивает. Врачи не распространяют никакую информацию и работают с пациентами, которые уже хотят осуществить переход, а значит, закон не нарушают.

 

Будет ли транс-подросткам сложнее получать помощь?

 
Может быть, но напрямую новый закон на это влиять не будет.

Диагноз F64.0 лицам до 18 лет в РФ не ставится: в ряде случаев они получают диагноз F64.2 (нарушение половой идентификации в детском возрасте) и им назначаются гормоны, блокирующие половое развитие, и гормонально-аффирмативная терапия. Возможно, получать медикаменты им станет сложнее, но не из-за данного законопроекта, а ввиду давления на медицинские организации, помогающие трансгендерным людям.

 

По кому закон ударит больнее всего?

 
Скорее всего, новый закон, как и действующий закон «о запрете пропаганды», будет применяться выборочно: преимущественно к ЛГБТК+ инициативам, помогающим несовершеннолетним, и к отдельным ЛГБТК+ активистам. Риски наиболее высоки для тех, кто администрирует интернет-ресурсы, посвящённые трансгендерности. Привлечь к ответственности можно будет даже за старые публикации, на момент вступления закона в силу находящиеся в открытом доступе.

Цель подобных законов — скорее запугивание, чем массовое наказание. Опыт прошлых лет позволяет предположить, что число дел будет небольшим и привлекать к ответственности будут немногих.

В законопроекте говорится о введении неких кодов, дающих пользователю возможность доступа к информации, но что это будут за коды, кем и как они будут выдаваться, пока неизвестно.

Тем более непонятно, что будет считаться информацией, способной «вызвать у несовершеннолетних желание „сменить пол“», и пойдёт ли речь о частном её распространении, а не только публичном. Теоретически возбудить дело об административном правонарушении можно и на основании доноса, но неясно, как обвинение будет доказывать вину.

 

Как будут строиться дела?

 
Обычно в качестве доказательства того, что какие-то слова или иной контент противоречат законодательству РФ, выступает заключение экспертов, которое можно опровергнуть в рамках судебного процесса. За то, что не выражено письменно или не зафиксировано иным способом, привлечь к ответственности сложнее.

 

Могут ли посадить в тюрьму?

 
Закон предполагает исключительно административную ответственность, которая не перерастает в уголовную даже при повторном совершении правонарушения. Наказание в виде ареста предполагается только для иностранцев, в т. ч. — лиц без гражданства. Кроме того, даже в случае признания вины постановление об оплате штрафа вступает в силу не сразу и можно ходатайствовать о рассрочке штрафа.

11 ноября стало известно о предложении ввести уголовную ответственность за «пропаганду». Однако, как пояснила Татьяна в своем телеграм-канале, ввести уголовную ответственность нельзя на стадии внесения поправок в законопроект. Это можно сделать только отдельным федеральным законом.

 

А что будет с интерсекс-людьми?

 
В законе о них не говорится. То, как будет действовать конкретные правоприменители, предсказать сложно, однако можно надеяться, что закон не будет нести для интерсекс-людей серьёзных рисков.

 
 DCE55A.max-760x504.jpg
Zefrog / Alamy Stock Photo
 

Возврат к списку

Logo

Вам уже исполнилось 18 лет?