Новости

Консультации для трансгендерных людей от трансгендерных людей: что такое равное консультирование?

22/09/2020

В этой статье мы хотим рассказать про формат этого вида помощи, различия между равным консультантом и психологом, опишем принципы работы и компетенцию равных консультантов. А в конце вы узнаете о том, как попасть на консультацию.


Почему консультации называются «равными»?

Равные консультанты (от англ. «peer counselor») — это люди с определенными жизненным опытом, которые оказывают поддержку — в первую очередь, информационную — другим людям с похожим жизненным опытом, идентичностями, проблемами или потребностями.

Практика, которую мы сейчас называем «равным консультированием», всегда существовала и существует в самых разных сообществах. Для людей, принадлежащих к тем или иным меньшинствам, для тех, чей опыт стигматизирован в обществе, такая поддержка особенно ценна и может стать жизнеизменяющей. Ведь со многими вопросами и сложностями трудно обратиться к обычному психологу, социальному работнику или юристу.

Практика равного консультирования развилась на Западе еще десятилетия назад как форма помощи людям, у которых был выявлен ВИЧ. Когда человек получает информацию о своем ВИЧ-положительном статусе, он или она часто испытывает шок, стресс и непонимание: как действовать, как жить дальше? И в такой ситуации наиболее ценной и полезной становится поддержка и советы от другого человека, живущего с ВИЧ, который давно знает о своем статусе, принимает его и себя, получает терапию… Часто такая поддержка — необходимый этап для того, чтобы человек пришел в себя, сориентировался в ситуации. После этого он или она уже находит силы для того, чтобы обратиться к врачам и другим помогающим специалистам…

С трансгендерностью, конечно, все иначе, но в чём-то — похоже. Часто человек, осознав свою трансгендерность, не имеет доступа к нужной информации: где искать френдли-врачей? К какому психологу лучше обратиться, чтобы разобраться в себе и не столкнуться при этом с осуждением и нравоучениями? Что нужно, чтобы сменить документы? Как пройти комиссию? Сколько стоят те или иные хирургические операции? Как происходят изменения на гормональной терапии? Как лучше искать работу, если ты — в процессе перехода?

Для многих из нас спокойнее сначала обратиться к «своим»: к людям, которые раньше проходили или сейчас проходят через похожие трудности.

В общем и целом, процесс равного консультирования можно назвать иначе: «поделиться опытом», «помочь найти нужную информацию», «поддержать и помочь разобраться в ситуации» — но с тем отличием, что мы, консультанты, отвечаем за актуальность той информации, которой делимся, и сами постоянно повышаем свои навыки. В некотором роде это «промежуточный» формат между профессиональной помощью специалиста (например, психолога или юриста) — и товарищеской поддержкой от человека, который сам проходил через подобный опыт.

Равные консультанты — это психологи?

Нет. Ключевое различие именно в том, что равный консультант никогда не выступает с профессиональной позиции. Равные консультанты обычно не получают специального высшего образования (хотя в нашей команде транс-консультантов есть и психологи). Наш основной рабочий инструмент — это жизненный опыт и информация.

Психологи же получают образование (и имеют документы, подтверждающие их квалификацию), и их рабочий инструмент — это профессиональные знания и навыки (знание о работе психики, специальные техники и инструменты для помощи, и т. д.). В рамках психологического консультирования психолог работает строго в рамках психологической проблемы клиента и его запроса, не привносит в общение с клиентом собственный жизненный опыт и трудности, с которыми он сталкивался в жизни. Равные консультанты, в отличие от психологов-консультантов, в первую очередь делятся собственным опытом.

К счастью, среди помогающих специалистов — в том числе, психологов — все больше людей, которые не осудят и не начнут «лечить». Психологи, работающие в «Выходе» и других ЛГБТ-инициативах, умеют работать с трансгендерными людьми. Но помогать искать нужную информацию, касающуюся медицины и других вопросов — не задача психолога. Получать такую информацию лучше от других трансгендерных людей — тех, кто сами проходили через подобный опыт, находятся в контакте с сообществом и обладают нужными знаниями.

Если задача психолога — помочь клиенту в исследовании и решении внутренних сложностей, то задача равного консультанта — поделиться опытом, предоставить информацию и контакты.

К кому же мне лучше обратиться?

Зависит от вашего запроса. Психологи и равные консультанты работают с разными темами. К психологу можно обратиться с вопросами, например, депрессивного состояния, психосоматических болей, стресса, бессонницы, тревожности, неприятия себя, проблем в отношениях, эмоциональных сложностей в общении с людьми, потери смысла жизни и кризисных переживаний…

Хороший психолог умеет сопереживать клиенту, глубоко и серьезно относиться к его или её трудностям. Но если психолог сам не является трансгендерным человеком, он, скорее всего, не сможет понять как ощущается гендерная дисфория, как тяжело сталкиваться с мисгендерингом, как меняется тело на гормональной терапии… не поделится контактами проверенных дружественных врачей и не посоветует хороший магазин с утягивающим бельем. Но все это сможет сделать равный консультант — ведь мы сами проходили и проходим через это: ходим к этим врачам, покупаем это белье. И ощущение разделенного опыта может быть особенно важным и поддерживающим для тех, кто в начале своего транс-пути или на перепутье… или просто нуждается в актуальной информации.

Психолог поможет в решении психологических проблем, а равный консультант сможет поговорить «по душам», поддержать по-товарищески и предоставить конкретную информацию.

С какими вопросами можно обратиться к консультантам Транс*Миссии?

Чаще всего к нам обращаются трансгендерные люди в процессе планирования перехода. Вопросы звучат самые разные: кому-то нужна общая информация о том, какие могут быть шаги в рамках перехода и с какими сложностями можно столкнуться в процессе — кому-то нужна помощь с более конкретными, индивидуальными вопросами.

Многие спрашивают о том, как попасть на психиатрическую комиссию, как проходит эта комиссия и чего же от нее ожидать. Это, зачастую, наиболее нервный этап перехода — поэтому поддержка от равных консультантов во время подготовки и прохождении комиссии может быть очень ценна.

То же касается и смены документов. Если нужна детальная юридическая консультация, то её сможет дать наш юрист, а мы можем дать общую информацию о том, как сменить документы, поделиться личным опытом и помочь с эмоциональными трудностями и препятствиями: Как сохранять спокойствие и уверенность, отправляясь в ЗАГС со справкой «об изменении пола»? Как говорить с сотрудниками? Как действовать в случае агрессии или нетактичных вопросов?

Не менее важны вопросы, связанные с медицинским переходом. К какому эндокринологу лучше обратиться, чтобы быть уверенными, что этот врач не только «френдли», но и компетентен в вопросах ведения гормональной терапии? Равные консультанты могут порекомендовать эндокринологов и хирургов, рассказать о своем опыте, ощущениях, изменениях, которые произошли с ними в процессе гормональной терапии.

Помимо эндокринологов и хирургов, транс-люди посещают и других врачей самых разных специальностей. Медицинская помощь нужна нам не только в контексте перехода, но и в повседневной жизни — как и любому человеку. Знание о том, к кому можно обратиться за различными медицинскими услугами, и не столкнуться при этом с удивлением, агрессией или полной некомпетентность в транс-вопросах со стороны врача, делает жизнь значительно комфортнее.

Помимо психологов и юристов равные консультанты могут порекомендовать и других транс-дружественных профессионалов: ремонтных рабочих, ветеринаров, репетиторок, массажистов, парикмахерок, — тех, к кому обращались сами или про кого наверняка знаем, что человек не страдает трансфобией.

Мы готовы делиться своим личным опытом и помочь подступиться к непростым задачам: как совершить каминг-аут? Как преодолеть сложности социализации? Как сохранить отношения с семьей? Где можно познакомиться с другими транс-людьми, пообщаться в безопасном и комфортном пространстве?

Иногда к нам обращаются родные и близкие трансгендерных людей. Их мы также можем поддержать и поделиться информацией — начиная от общей информации о том, что такое трансгендерность и где больше узнать об этом, так и рекомендациями — на основе нашего опыта — о том, как они могут поддержать своего близкого трансгендерного человека.

Круг вопросов, с которыми можно обратиться к равному консультанту, очень широк. Мы всегда постараемся предложить разные варианты, направить, ободрить и помочь.

Важно помнить, что не на все вопросы у нас есть ответы. Но если мы не обладаем нужной для вас информацией, мы поможем найти её или подскажем, где вы можете найти самостоятельно.


Чем равные консультации отличаются от обычного разговора с трансгендерным другом или с любым трансгендерным человеком в интернете?

Поддержка от знакомых, друзей и подруг — очень важна. И часто именно разговор с трансгендерными знакомыми может поддержать лучше всего. Но не у всех трансгендерных людей есть такие знакомые или готовность к ним обратиться.

В Интернете за последние годы появилось огромное количество ресурсов для трансгендерных людей — и это здорово! Когда мы начинали нашу работу по поддержке транс-людей, у сообщества не было всех этих ресурсов: сотен пабликов в социальных сетях, десятков групп поддержки онлайн, методичек, памяток и брошюр, созданных транс-людьми для транс-людей… Наше сообщество за последние годы стало видимым и крепким — и актуальной, правдивой информации о трансгендерности в открытом доступе, к счастью, становится все больше. Это делает жизнь трансгендерных людей существенно лучше и легче!

«Около двенадцати лет назад, когда я начинал — со стыдом, страхом и неуверенностью — говорить о себе, как о трансгендерном человеке… информации было не найти. Нужно было точно знать, что вбивать в поисковик, чтобы найти что-то адекватное. В лучшем случае можно было наткнуться на статью какого-нибудь психиатра об «истинном транссексуализме», чаще — на скандальные статьи о том, что какая-нибудь знаменитость «сменила пол», иногда — на порнографические сайты… Ничто из этого не было информацией «из первых уст», ничто из этого не писали сами транс-люди. Была пара-тройка русскоязычных форумов для транс-людей. Это, в какой-то степени, тоже было равным консультированием: люди делились опытом, выкладывали фотографии с результатами операций, обменивались впечатлениями о врачах, поздравляли друг друга со сменой документов… Но я помню, что несколько лет только читал этот форум, и так и не смог решиться написать о себе, представиться, открыто попросить об информации и поддержке. Но я нашел в себе смелость написать личное сообщение конкретному пользователю — видел, что у нас с ним совпадает в чем-то жизненный опыт — религиозные взгляды, ориентация, город… и попросить о личной переписке. Он предложил мне встретиться. Помню, как я беспокоился о том, говорить ли ему о моих сомнениях? Признаваться ли ему, что не могу и не хочу жить, как женщина, но и мужчиной не всегда себя чувствую? Нормально ли, что я сомневаюсь в том, что мне нужна операция? Ведь тогда не было таких понятий, как «небинарность», а «настоящим трансгендером» (точнее, «транссексуалом»: термин «трансгендерность» тоже был не в ходу) считали только тех, кто четко следуют определенному сценарию перехода и «идут до конца», и среди самих транс-людей нередко можно было столкнуться с осуждением… Мы встретились, и эта встреча, тепло и информация, которыми со мной поделился тот трансгендерный парень, были бесценными. Он поддержал меня и в моих сложностях, и в моих сомнениях — и рассказал, что ему тоже понадобилось несколько лет «самокопания», чтобы понять, что ему нужно. И что нет единого правильного пути. После этого разговора я не решился на медицинский переход — но тогда мне было нужно не это. Я получил то, в чем нуждался: почувствовал себя живым и настоящим, имеющим право на существование. Этот человек — вау, да, настоящий, живой, такой же, как я! — дал мне возможность почувствовать это и начать жить более достоверно, полно, в соответствии с собой. И, конечно, кучу ценной информации, которой я вооружился — и смог уже более спокойно и уверенно разбираться в себе и принимать решение. Это, по сути, была равная консультация — первая в моей жизни. Тогда не было ни групп поддержки, ни транс-инициатив… мы не были готовы к открытости, не занимались адвокацией, не называли себя сообществом, — говорили о себе просто: «в теме» (сколько же этих «тем»!)… Но сообщество и поддержка внутри сообщества, конечно, были.

Джонни, координатор Транс*Миссии

Почти все мы иногда обращаемся друг к другу за информацией и поддержкой.
«Расскажи про свою схему приема гормонов? Хочется, чтобы внешность менялась так же быстро, как у тебя»… «Поделись, плиз, контактами френдли-тренера, хочу в зал ходить»… «Прости за такой вопрос, но, кажется, у тебя до перехода был такой же размер, как у меня сейчас… Расскажи, каким методом делали операцию? Не могу определиться с методом и хирургом — расскажи, где ты оперировался? Долго ли заживало? Доволен результатом?»… «Не могу открыться родителям, извелась — не знаю, как сказать, чтобы избежать конфликта. Уже и справку получила, и ЗГТ начала — а они не знают. Тебе также сложно было открыться? Но сейчас-то родители приняли? Поделись опытом каминг-аута… Может, пойму, как мне лучше говорить с ними, какие слова использовать».

Знакомо? Почти все мы когда-нибудь получали такие просьбы от наших трансгендерных знакомых, друзей, подруг. Все мы испокон веков друг друга консультировали, а нужная информация передавалась в сообществе методом «сарафанного радио». Ведь именно информация «из первых уст», от «своих» — может дать много поддержки, и быть более достоверной, чем может сказать неподготовленный «специалист», который впервые видит перед собой живого транс-человека.

В интернете сейчас можно найти много ценной и полезной информации, но в этой информации легко запутаться, а какая-то информация могла устареть.

Мы собираем информацию, которая может пригодиться трансгендерным людям, и регулярно проверяем её актуальность. На один запрос мы можем предложить несколько вариантов — например, контакты нескольких врачей или организаций.

С одной стороны да, консультанты — это просто люди, которые ничем от вас не отличаются, у них есть некий опыт, и они готовы им с вами поделиться. Но с другой стороны, как мы писали выше, равные консультанты имеют специальные навыки и компетенции, которые они получают во время обучения.

То есть вы проходите специальное обучение?

Да. Равные консультанты Транс*Миссии регулярно собираются на интервизии: это ежеквартальные встречи, на которых мы обмениваемся консультантским опытом и обсуждаем сложности, которые возникают в процессе консультирования (разумеется, сохраняя анонимность тех, кого консультировали), обмениваемся актуальной информацией, обсуждаем и обновляем принципы и правила, на которые мы опираемся как консультанты… и даже тренируемся друг на друге.

Мы учимся у нашего юриста Макса Оленичева: у него огромный опыт оказания юридической помощи трансгендерным людям, и он делится с нами своими знаниями — чтобы не только профессиональный юрист, но и волонтеры могли грамотно консультировать трансгендерных людей по вопросам смены документов и защиты своих прав в случае дискриминации.

Также консультанты проходят обучение и получают базовые навыки в области психологической помощи и социального сопровождения. Например, недавно консультанты Транс*Миссии прошли обучение кризисному консультированию с приглашенным тренером — психологом и социальным работником.

Этим летом мы получали много обращений от трансгендерных людей, которые оказались в очень тяжелом состоянии из-за корона-кризиса и законопроекта Мизулиной. Психологическая служба была в отпуске, и мы поняли, что нам нужны новые знания и навыки, чтобы качественно откликаться на запросы людей, переживающих кризисное состояние.

На этом тренинге мы изучили, что такое кризис (какие психологические процессы переживает человек в остром состоянии) и кризисная интервенция (что можно сделать, чтобы облегчить острое состояние собеседника), и научились выстраивать структуру помогающего диалога с человеком, переживающим острый стресс. Такой диалог направлен на то, чтобы снизить уровень стресса, помочь человеку «вернуться» в реальность, сориентироваться в происходящем и в собственных реакциях, найти внутренние и внешние опоры и построить план безопасности — в том случае, если человек переживает опасную для себя ситуацию или может с ней столкнуться.

Кризисное консультирование не направлено на психотерапевтический рост — наоборот, стратегии, которые используются в психотерапии для содействия личностному росту, человека в остром состоянии могут дестабилизировать. Три дня мы исследовали и тренировались друг на друге: как со-присутствовать человеку, который переживает очень сильные, разрушительные эмоции? Как слушать, какие вопросы задавать — а какие лучше не задавать? Как наиболее эффективно и безопасно для собеседника выразить поддержку? Как оценить потребности человека в кризисе, и как помочь ему задуматься о собственных потребностях и понять, какие наиболее приоритетны сейчас? Как договариваться и поддерживать связь с человеком, которому мы помогаем в кризисе?
 
Почему транс-люди становятся равными консультантами?

У каждого консультанта может быть множество разных причин по которым они принимают решение консультировать и быть частью команды. Вот, что говорят некоторые консультанты из нашей команды:

«Почему я стал равным консультантом?.. Для меня это было чем-то само собой разумеющимся, наверное. Мне нравится быть волонтером, нравится ощущать себя частью сообщества, быть крепко связанным с ним. Это дает мне очень много уверенности, сил и чувство защищенности. И мне хочется этим всем делиться с другими людьми. Хочется быть проводником для людей на их пути к лучшему. Когда я сам был в начале своего пути, в начале своего перехода, я ощущал себя потерянным и одиноким, я совершенно не знал куда мне обратиться, к кому, что мне делать. Я пытался найти информацию, но лишь еще больше терялся и запутывался в противоречивых источниках. И тогда я обратился в «Выход» к равному консультанту. И это очень, несказанно, облегчило мой переход и сделало его комфортным. И пройдя этот путь сам, я хочу чтобы и другие люди обладали той же информацией, могли получить ту же помощь, ту же поддержку, что и я. Я по себе знаю, насколько это ценно. А еще это очень радостно, когда люди, которых я консультировал когда-либо, делятся со мной своими успехами, рассказывают мне о своем переходе. Я счастлив каждый раз, когда поздравляю их.»

Алексей, волонтер Транс*Миссии, консультант

«Я не решал стать равным консультантом! Не было какого-то момента, когда я сказал бы: «Это то, чем я хочу заниматься». Всё происходило совсем по-другому. Когда люди узнавали, что я трансгендерный человек, они приходили ко мне с вопросами. Это могли быть другие трансгендерные люди, у которых возникали вопросы о собственном опыте, и они хотели поговорить с кем-то, кто открыт и принимает себя. Но не только они: довольно часто за консультациями обращаются родственники, друзья, подруги трансгендерных людей. Это довольно естественные процессы для транс-активистов: люди видят открытых людей, у них есть вопросы, с которыми они не знают, к кому пойти — и мы кажемся им подходящими источниками ответов. Но отвечать на вопросы — это, конечно, не всё, что есть в равном консультировании, и разговоры по душам не делают человека равным консультантом. Равные консультации — это и профессионализм, и ответственный подход к информации, и постоянная рефлексия этических вопросов, границ консультирования. Я думаю, что стал равным консультантом в тот момент, когда начал задумываться о вопросах этики, о границах своей ответственности, обсуждать это с другими консультирующими. Так что, пожалуй, принял решение я в тот момент, когда понял, что мне нужно вкладывать время и силы в то, чтобы лучше понимать, как консультировать других людей, и понял, что готов к этому. А потом стал это делать.»

Марк, волонтёр Транс*Миссии, консультант


У равных консультантов есть какие-то ограничения, правила, принципы, этический кодекс?

В первую очередь мы опираемся на организационные ценности «Выхода» (ненасилие; гендерное равноправие; уважение к личной жизни; права человека и законность). Но есть дополнительные правила и принципы, которым особенно важно следовать в консультировании:

Безопасность. В процессе консультирования может быть затронута безопасность разных людей: консультируемого; самого консультанта; специалистов, чьи контакты мы передаем; транс-сообщества в целом. Например, не все дружественные медицинские специалисты могут позволить себе открыто говорить о том, что работают или готовы работать с транс-людьми: нам известно о случаях давления на них и угроз увольнения. Мы следим за тем, чтобы информация о них не попала в открытый доступ, и узнаём у наших союзниц и союзников, какая степень открытости им подходит, какие контакты, кому и в каких случаях можно передавать, так чтобы минимизировать риски для врача. Мы знаем, что информация по сообществу расходится очень быстро. Наша ответственность как активистов — не распространять ложную, устаревшую или непроверенную информацию, равно как и не порекомендовать случайно трансфобного, гомофобного, некомпетентного или иным образом небезопасного специалиста: это может привести к проблемам не только для конкретного транс-человека, но и для большого количества людей в сообществе. Конечно, все люди разные, и границы понятия «безопасность» у всех различаются. Но наша задача — внимательно относиться к рискам и предупреждать о них.

Конфиденциальность. Личные данные человека, обратившегося за консультацией, а также предмет разговора, остаются между ним и консультантом, они не попадают к посторонним людям. Аутинг недопустим.

Горизонтальность (не-экспертная позиция). Мы не считаем себя экспертами или специалистами. Каждый человек — эксперт только по собственной жизни. Мы не даём советов и не учим другого человека тому, как ему жить и какие решения принимать — только предоставляем информацию, делимся собственным опытом и поддерживаем. Слова консультанта никогда не являются инструкцией к действию. Наша задача — дать необходимую информацию для того, чтобы обратившиеся к нам люди принимали решения максимально осознанно и информированно. Мы не несем ответственности за то, как человек поступит с полученной информацией и какие решения примет.

Ценность разнообразия. Консультанты Транс*Миссии сами являются трансгендерными людьми, но наш жизненный опыт — разный: у нас разные идентичности (гендерные и не только!), различные жизненные истории, разный возраст, разный характер и различающиеся взгляды на ряд вопросов. Когда вы обращаетесь за консультацией и описываете вашу проблему, координатор постарается подобрать вам именно такого консультанта, чей опыт и знания в наибольшей степени совпадают с вашим запросом. Мы не навязываем никакие взгляды и стратегии действий. Мы не считаем, что какой-либо жизненный выбор — если он не затрагивает жизнь и здоровье других людей — лучше, чем иной. Все различны, все равны.

Достоверность, актуальность и многогранность информации. Мы стремимся поддерживать трансгендерных людей в их заботе о собственном здоровье и благополучии, и предоставляем только ту информацию, в которой уверены (если же не уверены — честно об этом скажем). Мы всегда стараемся сообщать не только о плюсах, но и о возможных сложных последствиях и побочных эффектах тех или иных действий (например, медицинских).

Опора на запрос, а не на собственные ожидания и идеи. Консультация всегда опирается на конкретный запрос со стороны того, кто обратился. Если конкретного запроса или списка вопросов нет, то консультант может помочь их сформулировать, но не будет сам предлагать темы для общения. Если обратившийся хочет этого, консультант может предложить варианты дальнейших шагов и способов получения помощи, но не будет вам их навязать.

Бесплатность и добровольность. Все консультанты участвуют в проекте на волонтерских началах. Мы можем дать вам контакты помогающих специалистов (врачей, психологов и т. п.), которые оказывают платные услуги, но предупредим вас о том, что услуга платная, и о её стоимости (если знаем).

Разделенная ответственность. Мы не спасаем и не помогаем, но информируем и поддерживаем. Мы несем ответственность за то, чтобы информация была максимально актуальной и чтобы общение оставалось конфиденциальным, но не несем ответственности за психическое и физическое благополучие консультируемых и за их решения. Принцип разделенности также говорит о том, что у нас нет консультантов — «мастеров на все руки»: один человек может быть хорошо информирован про медицинский переход, другой хорошо подкован в юридических вопросах, с третьим можно обсудить вопросы отношений и сексуальности. Если консультант по какой-либо причине не готов продолжать консультацию (нет нужных знаний, нет времени или сил), он или она может перенаправить обратившегося к другому консультанту или в другую транс-инициативу.

Ясность границ и ограничений. Равная консультация — это ограниченное во времени общение. Консультация обычно имеет ясное начало и ясный конец. Обычно консультант предлагает конкретное время, которое он может посвятить общению (сколько минут/часов, в какой день, в какое время суток); консультант и консультируемый договариваются о формате общения (переписка, созвон или очная встреча) и придерживаются этих договоренностей. На равных консультантах нет таких серьезных этических ограничений, как на психологах — в частности, мы можем консультировать тех, с кем знакомы и с кем находимся в дружеских отношениях. Но проведенная консультация не означает, что после консультации вы становитесь друзьями и должны продолжать общение вне запроса. Откликнувшись на запрос, консультант этим не дает автоматического обещания быть всегда на связи и отвечать на любые другие вопросы. Задача консультанта — следить за соблюдением договоренностей и ограничений со своей стороны, и доступно объяснить обратившемуся, что он может, а чего — не может ожидать от общения.

Мне все понятно! А как получить равную консультацию?

Оставьте заявку в свободной форме на почте trans@comingspb.ru. Пожалуйста, опишите в письме свой запрос: в чем сложность, какая информация и поддержка вам нужна — это существенно облегчит нам задачу. Мы свяжемся с вами в течение 3-х дней и договоримся о консультации.

Напоминаем также, что психологическая служба «Выхода» вернулась из отпуска, и вы снова можете, как раньше, оставлять заявки на консультации.

Мы продолжим подробнее писать о работе Транс*Миссии и её команде, как и о других проектах «Выхода» — оставайтесь на связи!


Над статьей работали активисты Транс*Миссии: Алексей Штерн, Лиам Ривкин, Джонни Джибладзе

Возврат к списку